Салимов Марат


ley.jpg (4,7kb)
msalimov@narod.ru

ТАЙНЫ ЯДОВ – БЫТОВЫХ И БОЕВЫХ


Обзорная статья по бытовым и боевым отравляющим веществам для обычных людей (не для токсикологов)

Химическое оружие или химическая война?

Едет химик на козе,
дегазировать УЗе.
Саратовские частушки

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ (фактологическая часть)
Отравляющие вещества и средства заражения предназначены для ведения войны. Вероятно, ни одна форма ведения войны не вызывала такого неприятия, как эта, даже в античные времена.
ХИМИЧЕСКИЕ БОЕВЫЕ СРЕДСТВА
Химические боевые средства (Отравляющие вещества) можно классифицировать различными способами, например, по летучести. Высоколетучие вещества классифицируются как "нестойкие", нелетучие – как "стойкие". Отравляющие вещества, используемые в основном против людей, подразделяются на смертельные и выводящие из строя, т.е. вызывающие функциональные поражения. Это деление не является абсолютным, а скорее отражает вероятный результат. Химические средства классифицируют также по механизму действия на организм.
СМЕРТЕЛЬНЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
Значительное количество отравляющих веществ потенциально могли бы иметь военное применение в качестве смертельных химических средств, но только немногие из них были разработаны как Отравляющие вещества. Среди них сегодня наибольшую тревогу вызывают нервно-паралитические средства.
Нервно-паралитические средства. Нервно-паралитические средства отравляют нервную систему и разрушают жизненно-важные функции организма. Все нервно-паралитические средства принадлежат к классу фосфорорганических соединений. Они образуют две группы сильноядовитых веществ: G-средства и V-средства. Наиболее сильно действуют G-средства, разработанные в Германии незадолго до Второй мировой войны, – табун, зарин и зоман. Среди V-средств, которые еще более ядовиты, выделяется вещество с обозначением VX.
Физические и химические свойства
В чистом состоянии все нервно-паралитические средства – бесцветные и по существу не имеющие запаха жидкости. Нервно-паралитические средства сильно различаются по летучести. Вещество VX похоже на нелетучее липкое смазочное масло, поэтому оно классифицируется как стойкое Отравляющ. вещество. Его главное действие проявляется при прямом контакте с кожей. Зарин, с другой стороны, – высоколетучая жидкость, которая в основном поглощается через дыхание. Зоман и табун по летучести занимают среднее положение между VX и зарином.
Пути отравления. Нервно-паралитические средства попадают в органы дыхания в газообразной или аэрозольной форме. Аэрозоль – это вещество в виде очень мелких твердых частиц или капель, которые, попадая в воздух, ведут себя подобно газу. Нервно-паралитические средства в жидком состоянии проникают в организм через кожу или слизистую оболочку. Человек может также отравиться, употребляя жидкую или твердую пищу, загрязненную нервно-паралитическим веществом.
При вдыхании нервно-паралитического вещества отравление происходит очень быстро, и смерть наступает через 1–10 мин. Когда нервно-паралитическое вещество проникает в организм через кожу, отравление происходит более медленно. Смертельная доза VX на открытой коже соответствует одной-двум каплям (5–15 мг).
Симптомы
В случае малой дозы нервно-паралитического средства в газообразной или аэрозольной форме типичными симптомами являются сильный насморк, ненормальное сокращение глазного зрачка, нарушение аккомодации зрения и ощущение давления в груди. При более сильном отравлении эти симптомы получают более выраженное проявление. Другие симптомы – тошнота и рвота, спазмы, судороги и самопроизвольные дефекация и мочеиспускание, конвульсии и кома. За этим следуют остановка дыхания и смерть.
Механизм действия
Действие нервно-паралитических веществ сводится к блокированию (ингибированию) фермента ацетилхолинэстеразы, который в организме расщепляет одно из веществ-передатчиков, а именно ацетилхолин. Ацетилхолин – вещество, которое передает информацию между нервами и от нервов к мышцам и железам. Это вещество после выполнения своей задачи обычно сразу же расщепляется ферментом. Если фермент ингибирован нервно-паралитическим веществом, ацетилхолин сохраняется и продолжает передавать сигналы, вызывая потерю контроля над подвергшейся воздействию частью нервной системы.
Методы лечения
Во многих странах первая медицинская помощь состоит в приеме микстуры, содержащей два активных компонента. Один из них, атропин, защищает организм от избытка ацетилхолина, образовавшегося во время отравления нервно-паралитическим веществом. Другой активный компонент микстуры называется реактиватором; он восстанавливает нормальные функции ингибированного фермента. Активной группой в реактиваторе является оксим-группа.
Обычные яды как Отравляющие вещества
Синильная кислота (цианид водорода HCN) – бесцветная жидкость с температурой кипения 26 С. Запах этого вещества напоминает запах горького миндаля. Это быстродействующее вещество, которое, реагируя с некоторыми жизненно важными ферментами в организме, лишает их активности. Цианид водорода использовался как Отравляющ. вещество во время Первой мировой войны. Это вещество ввиду своей высокой летучести не остается у поверхности земли достаточно долго, чтобы образовалась его смертельная доза, не считая того места, где оно непосредственно находится. Несмотря на этот недостаток, цианид водорода все еще считается потенциальным Отравляющ. веществом.
Токсины
Яды, вырабатываемые живыми организмами, обычно называют токсинами. Если их применяют в военных целях, они классифицируются как химическое оружие.
Самые ядовитые токсины представляют собой высокомолекулярные белки. Токсины не являются экономически эффективным оружием. Поэтому они представляют интерес главным образом при локальных операциях, например диверсиях.
Ботулинический токсин, производимый бактерией Clostridium botulinum, – самое ядовитое из известных органических веществ. Смертельная для человека доза оценена в 1 мкг. Токсин быстро разрушается под воздействием тепла и солнечного света. Первые симптомы отравления, проявляющиеся в течение суток, – головокружение, боль в горле и сухость во рту. Через 3–8 суток наступает паралич дыхательных мышц, приводящий к смерти от удушья.
Стафилококковый энтеротоксин, вырабатываемый бактерией Staphylococcus aureus, вызывает распространенное и, как правило, несмертельное пищевое отравление у людей. Симптомы отравления – сильная рвота и понос.
Рицин, извлекаемый из клещевины (Ricinus communis), рассматривался как возможное Отравляющ. вещество после Первой мировой войны.
Трихотецены – микотоксины низкой молекулярной массы, вырабатываемые разновидностями грибка Fusarium. Зерно, хранимое в условиях сырости и холода, может заражаться плесневой формой этого грибка, и употребление его в пищу может вызвать серьезное заболевание. Эпидемия токсического заболевания пищевого тракта в Сибири в начале 1940-х годов, вероятно, была вызвана токсинами Trichothecenes. Симптомы отравления этими токсинами – тошнота, рвота, понос и внутренние кровотечения. Попадание токсинов на кожу может нанести серьезные повреждения.
К средствам, вызывающим "желтый дождь", относятся четыре токсина – Trichothecenes-T2, DAS (диацетоксискирпенол), ниваленол и дезоксиниваленол. Эти токсины были обнаружены в образцах, взятых из областей юго-восточной Азии, которые, вероятно, подвергались химическим атакам.
ВЫВОДЯЩИЕ ИЗ СТРОЯ ХИМИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
Выводящие из строя Отравляющие вещества не считаются смертельными, но даже в малых дозах способны снизить физическую и психическую боеспособность войск.
Кожно-нарывные средства
Соединения этого типа вызывают образование ожогов и нарывов на коже и слизистой оболочке глаз и оказывают также общее токсическое действие. Горчичный газ (иприт) – важнейшее вещество из этой группы. К ней принадлежат также азотистые иприты и люизит.
Иприт прост в изготовлении и удовлетворяет большинству требований, предъявляемых к Отравляющ. веществу, за исключением задержки действия (латентный период составляет ок. 3 ч).
Физические и химические свойства
В чистом состоянии иприт – жидкость без цвета и почти без запаха. Ее летучесть невысока, и иприт относят к классу стойких Отравляющ. веществ. С другой стороны, технический продукт часто имеет темную окраску и запах горчицы. Он легко растворяется в большинстве органических растворителей, но с трудом – в воде. В водных растворах иприт распадается на неядовитые продукты.
Действие на организм
Иприт в форме жидкости, аэрозоля или газа воздействует на кожу, глаза и легкие. Он также оказывает общеотравляющее действие. Симптомы обычно проявляются лишь через несколько часов после контакта. Первые симптомы контакта с ипритом – воспаление глаз и покраснение кожи, как при солнечном ожоге. Через некоторое время на покрасневшей коже начинают появляться большие наполненные влагой пузыри. Вдыхание иприта может повредить легкие и дыхательные пути. Первоначальные симптомы – насморк, хрипота, боль в горле и кашель. Иприт химически сходен с некоторыми веществами, используемыми при лечении рака. Подобно им иприт может вызвать симптомы, напоминающие последствия радиационного поражения: тошноту, выпадение волос и подавление механизма образования красных кровяных клеток – эритроцитов. Это сильно повышает чувствительность пострадавшего к инфекциям.
Слезоточивые газы
Слезоточивые газы (лакриматоры) – это вещества, которые при низкой концентрации в форме газа или аэрозоля вызывают слезотечение, боль в глазах и раздражение кожи и дыхательных путей. Действие слезоточивых газов проявляется почти мгновенно и исчезает через 15–30 мин после прекращения контакта.
Слезоточивый газ CN был предложен в качестве Отравляющ. вещества в 1917, но не использовался в Первой мировой войне. После войны CN широко применялся в военных учениях и полицейских операциях. После Второй мировой войны во многих странах вместо CN на вооружение был принят слезоточивый газ CS. Этот газ использовался американцами в ходе войны во Вьетнаме. В 1970-е годы в Великобритании был разработан еще один слезоточивый газ – CR.
Психотомиметические средства
Галлюциногенные вещества, вызывающие сдвиги в психике и поведении, сходные со сдвигами при психозе, обычно называют психотомиметиками. Эти вещества удовлетворяют не всем требованиям, предъявляемым к Отравляющ. веществам. Их действие на людей в условиях боя плохо предсказуемо. Если вещество предполагается использовать на практике как психохимическое средство, его действие должно проявляться уже при очень малых дозах. Среди веществ, способных удовлетворить этому требованию, наибольший интерес представляют LSD и эфиры гликолевой кислоты.
LSD впервые было синтезировано в 1938 швейцарским химиком А.Гофманом и его сотрудниками в ходе исследования ими алкалоидов спорыньи. Гидролиз этих алкалоидов дает лизергиновую кислоту, которую химическим путем можно превратить в диэтиламид лизергиновой кислоты, или LSD. Хотя производство LSD обходится очень дорого, его считают перспективным Отравляющ. веществом, главным образом для диверсий против некоторых объектов первоочередной важности, но не для массированных атак.
Эфиры гликолевой кислоты, называемые также атропиноподобными психохимическими веществами (APS), – чисто синтетические продукты. Они были разработаны в начале 1950-х годов в США. Самый сильнодействующий из этих эфиров получил обозначение BZ.
Промышленные химикаты
Многие вещества, широко применяемые в промышленности, ядовиты и опасны для работающих с ними людей. К этой группе химикатов относятся газы аммиак, двуокись серы, хлористый водород, хлор и фосген. Высокая концентрация любого из этих газов смертельна.
Хлор использовался немцами как Отравляющ. вещество во время Первой мировой войны. В ходе войны он был заменен на гораздо более ядовитый фосген. Обе воюющие стороны применяли это Отравляющ. вещество. Теперь эти вещества привлекают ограниченный интерес как химическое оружие. Они опасны для гражданского населения в случае аварий, при транспортировке и производстве.
ГЕРБИЦИДЫ
Гербициды – это вещества, которые уничтожают растения. В качестве Отравляющ. веществ гербициды используются в основном для достижения двух целей. Одна из них – удаление листвы в лесных массивах. Другая – уничтожение урожая. Гербициды широко применялись армией США во Вьетнаме.
Дефолианты. Феноксикислоты – общее наименование группы гербицидов, используемых для удаления листьев. Два важных вещества из этой группы – 2,4-D (2,4-дихлорфеноксиуксусная кислота) и 2,4,5-Т (2,4,5-трихлорфеноксиуксусная кислота).Эти феноксикислоты имеют низкий показатель острой токсичности для млекопитающих. Смертельная доза для человека оценивается в несколько граммов. Некоторые промышленно произведенные феноксикислоты, и прежде всего 2,4,5-Т, могут содержать малое количество сильноядовитого вещества 2,3,7,8-тетрахлордибензо-n-диоксина (TCDD), часто называемого просто диоксином. Токсичность диоксина столь же высока, как у нервно-паралитических веществ, однако действует он с задержкой (вспомните лицо Виктора Ющенко!). Есть также данные о долговременном нарушении диоксином механизма наследственности.
Какодиловая кислота – неизбирательное средство, которое может использоваться для уничтожения листвы и сорняков. Оно действует быстро, но кратковременно.
Пиклорам действует подобно феноксикислотам и часто применяется в сочетании с 2,4-D.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
Во второй декаде января 1993 года на фронте химического разоружения произошли два крупных события. В Париже 13 января Россия подписала Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении, а с нею подпись поставили и более ста других стран. Против того, что химическое оружие надо уничтожать, почти никто не выступает. Но такое вроде бы благое дело — разоружение — вызывает немало проблем, причем не только экономических, но и экологических, социальных и политических. Само по себе прощание с химическим оружием вовсе не конец химической войны, это лишь ее переход в иную — экологическую — форму.
Эта сторона проблемы обнажилась довольно давно. Еще в 1937 году И. Сталину докладывали, что очистка сточных вод производства мышьяковых ОВ не имеет удовлетворительного решения. Ни тогда, ни после вопросы выбросов никогда не были приоритетными у властей. Что касается судьбы химических боеприпасов, то решение военных оказалось на удивление простым. В одном ранее очень секретном документе, относящемся к 1989 году, говорилось, что с 1946 по 1978 годы в двух точках Балтийского моря силами нашего флота было затоплено 17 543 авиабомбы, снаряженных адамситом.
Сейчас много говорят о затоплениях трофейных германских боеприпасов. Это не так. В основном боеприпасы были нашими. Кстати, и мест затоплений было не два, а не менее десятка.
С точки зрения экологической безопасности поставленная проблема исключительно остра. Достаточно сказать, что в подписанной 13 января 1993 г. Конвенции запрещены такие способы прощания с химическим оружием, как "затопление в каких бы то ни было водоемах, захоронение в земле или сжигание на открытом воздухе". Вот почему 19 января отклонили проект Программы уничтожения нашего химического оружия. Он совершенно не учитывал того обстоятельства, что освобождаться надо не только от имеющегося химического оружия, но и от того, что было сделано много раньше. Речь идет об экологических последствиях действий наших военных, связанных с масштабным и бездумным затоплением, закапыванием и сжиганием сотен тысяч тонн старого химического оружия, а также деятельности нашей промышленности, связанной с производством этого оружия. Не имея своих средств а, главное, технологий для уничтожения огромных запасов отравляющих веществ, наши военные требуют помощи от западных государств. В связи с этим вспоминается судебный процесс над убийцей, совершившим двойное убийство: этот мерзавец убил обоих своих родителей. В своем последнем слове он просил у суда снисхождения на том основании, что он является круглым сиротой!



Кое-что из личного

Как можно узнать себя?
Только путем действия,
Но никогда - путем созерцания.
Попытайся выполнить свой долг,
И ты узнаешь, что в тебе есть.
И. В. Г ё т е

В свое время я по молодости поступил (о чем нисколько не жалею) в Саратовское военное училище Химических войск. На каждом курсе обучалось от 100 до 150 курсантов, что позволяло преподавателям и командирам хорошо знать своих подопечных, и, что очень важно, объективно оченивать каждого курсанта (при желании). Это сильно облегчало воспитание и обучение, да и быт наш был устроен очень даже прилично (по сравнению с другими военными учебными заведениями, которых в Саратове было тогда немало).
Во время учебы в этом химическом училище спецтактику нам преподавал молчаливый и малозаметный подполковник, во время войны бывший на фронте представителем Ставки Верховного Главкома (совсем не маленькая должность). Его разжаловали за срыв задания по затоплению трофейных германских химических боеприпасов. Караван судов, груженных отравляющими веществами, должен был отойти на максимальное расстояние от наших берегов, и затопить снаряды и авиабомбы с отравляющими веществами у кромки сплошных льдов Сев. Ледовитого океана. Но разыгрался шторм, и произошла разгерметизация некоторых боеприпасов, а в трюмах лежали снаряды и бомбы не только с ипритом, но и с табуном, зарином. Кочегары вынуждены были облачиться в противогазы и химкостюмы и кидать уголь при адской жаре. Кто хоть когда-нибудь одевал на себя противогаз и химкостюм при температуре свыше 35 С, тот поймет, что только сверхвыносливые люди могут при этом еще и работать.
сhemi.jpg
Когда от этих нечеловеческих нагрузок несколько моряков умерли, представитель Ставки (наш будущий преподаватель) решил затопить химические боеприпасы, не доходя до кромки сплошного льда. За срыв задания его разжаловали и сослали в Саратов простым преподавателем в военное училище Химвойск.


Продолжение основной темы. С точки зрения военной химии наиболее "тоннажная" часть нашего химического оружия последнего 70-летия может быть подразделена на 4 группы — иприты, удушающие ОВ (фосген и дифосген), мышьяксодержащие ОВ (люизит, адамсит, дифенилхлорарсин) и, наконец, высокотоксичные фосфорные ОВ нервно-паралитического действия (зарин, зоман и У-газ). Производство первых трех групп попадает на период с 20-х годов по конец 50-х. Последняя группа — "достижение" 60—80-х годов. В частности, иприты составляли основу нашего химического арсенала вплоть до 50-х годов, а началось все в 20-е годы.

ИПРИТЫ
Первая партия иприта была выдана в Москве Ольгинским заводом, числившимся экспериментальным производством Анилинтреста. Произошло это между 30 августа и 3 сентября 1924 года. Было получено 18 пудов продукта. Любопытно рецептурное оформление тех лет: для получения одного пуда вещества "Н" требовалось 2,006 ведра 95 %-ного спирта, 0,9 пуда технической хлористой серы и 10 пудов купоросного масла.
Вещество "Н" — это кодовое наименование технического иприта, который получают по простейшему способу через этилен. Он обычно содержит много примесей — от 20 до 50 % (перегнанный иприт называют НВ). В этих кодовых одеждах иприт проходил по всем нашим довоенным документам.
Потребность в спирте, пожалуй, была завышена по причине традиционной: "неизбежной усушки-утруски такого ценного продукта". Ну а выдана первая "плавка" была в нынешнем ГСНИИОХТе (Институте органической химии и технологии в Москве), издавна специализировавшемся на создании химического оружия. Он был создан еще в 1922 году, и в его ведении, как экспериментальный, находился Ольгинский завод.
Целью боевого применения иприта — стойкого ОВ кожно-нарывного действия — было заражение местности "противника". Перед второй мировой войной этот "король газов" занял ведущее место в арсеналах Германии, США и РФ. А еще существовали другие иприты — азотистый, кислородный, полуторный и так далее. У каждого из них была на нашей земле своя судьба.
Новомосковский заводы, например, наряду с ипритом производили также ОВ удушающего действия — фосген и дифосген:
Особенно активно наши военные экспериментировали с низкозамерзающими и вязкими рецептурами.
Кстати, учиться применять иприт наши военные начали в 1927—1933 годах под руководством германских военных химиков. Учителям это помогло укрыть в СССР свою работу с ОВ, запрещенную Версальским договором. Первые серьезные германо-советские испытания иприта происходили на краю нынешнего Центрального военно-химического полигона в Шиханах (Саратовская область). С немцами же -связана и первая попытка организовать в 1923— 1926 годах выпуск иприта в г. Иващенково (в дальнейшем Троцк, а ныне Чапаевск Самарской области). Она не удалась, и лишь в 30-х годах наладили масштабное производство технического иприта в Чапаевске на заводе "Берсоль" (ныне завод химических удобрений). Вообще, иприт выпускали две химические новостройки — гиганты первой пятилетки. В 1929 году — на Березниковском химическом комбинате (содовый завод, Пермская область). Другой гигант — это химический комбинат в Бобриках (в дальнейшем Сталиногорск Московской области, а сегодня — Новомосковск Тульской области). Его плановая мощность по иприту составила 9 тысяч тонн в год. Сюда следует добавить производство вязкого иприта (мощность 6 тысяч тонн). Среди других производителей иприта на рубеже 20—30-х годов называют Богородский и Угрешский заводы (оба в Москве) и другие. К 1935 году мощность наших ипритных цехов составила 35 тысяч тонн. Это еще без Чапаевского завода и мощного производства этилен-пропиленового низкозамерзающего иприта по В. С. Зайкову, организованного перед самой войной на "Капролактаме" (Дзержинск) и просуществовавшего, похоже, дольше всех.

УДУШАЮЩИЕ ОВ
Заканчивая "ипритную" страницу нашей истории, остается добавить, что во время войны только в России иприт пытались выпускать на тридцати заводах, в том числе на заводах Омска и Томска, где ипритные цеха были сооружены с помощью США. Но технический иприт "Н" — сравнительно простой продукт, а некоторые наши заводы имели довольно широкий военно-химический профиль. Чапаевский и Новомосковский заводы производили наряду с ипритом также ОВ удушающего действия – фосген и дифосген.
Эти ОВ применяли в первую мировую войну. Оба, в особенности фосген, занимали в наших боевых планах серьезное место. Сегодня фосген — это не столько отравляющее вещество, сколько необходимый химической промышленности полупродукт. По терминологии, принятой Конвенцией по химическому разоружению, фосген — химикат двойного назначения. Но в те годы все было иначе. Кстати, и сейчас армия располагает небольшим фосгеновым арсеналом — 50 тонн в виде боеприпасов.
В 1935 году наша промышленность выпускала 13 тысяч тонн фосгена ежегодно (основные производители — Чернореченский химический завод имени М. И. Калинина, Рубежанский химический комбинат, Чапаевский завод). И все эти тонны получили не химическую, а военную жизнь. Мощность по дифосгену составляла тогда 1,9 тысяч тонн, а армия требовала все 5. В войну выпуск ОВ резко возрос.

МЫШЬЯКСОДЕРЖАЩИЕ ОВ
Остановимся на одном ОВ кожно-нарывного действия — хлорвинилдихлор-арсине, более известном как люизит (по имени создателя Г. Н. Льюиса). В отличие от иприта, это ОВ не имеет периода скрытого действия (у иприта он доходит до суток).
Строго говоря, боевой люизит содержит несколько веществ, ведь его получают, присоединяя АsС1з к ацетилену в присутствии каталитических количеств А1С1з, , СuС12:
Однако треххлористый мышьяк и y-люизит содержатся в смеси в следовых количествах, содержание (b-люизита может доходить до 10 %. Таким образом, боевое начало люизита составляет а-люизит, образующийся при синтезе в виде двух изомеров. В смеси преобладает наиболее токсичный транс-изомер.
Судьба люизита в России была более тернистой, чем у других ОВ. В 1935 году армия заявила годовую потребность в люизите 1 тысяча тонн, но не получила от промышленности ни тонны. Необходимость получить люизит неоднократно отражалась в постановлениях правительства. В 1937 году в докладной записке И. Сталину и В. Молотову начальник Военно-химического управления РККА тех лет жаловался, что Березниковский химический комбинат так и не наладил запланированного производства люизита.
Причина прозаична — не было карбида кальция, без которого невозможно получить дешевый ацетилен.
В центральной России производство карбида кальция было налажено перед самой войной на Чернореченском заводе (Дзержинск). Оно и дало импульс люизитному производству на "Капролактаме" (Дзержинск) и в Чапаевске. Кстати, в 1943 году к двум действующим печам добавилась третья. Всего же во время войны выпуском люизита только в России пытались занять не менее 13 заводов.
Ну а теперь остается только ломать головы над тем, как без ущерба для нашей планеты уничтожить нынешние запасы люизита (6,4 тысячи тонн в г. Камбарка, Удмуртия, и 0,2 тысячи тонн в поселке Горный, Саратовская область). К тому же немало боеприпасов с нашими люизитными запасами были в свое время затоплены в Северном Ледовитом океане и закопаны в разных местах России.
Советская армия активно готовилась использовать в предыдущей войне три других мышьяковых вещества — адамсит, дифенилхлорарсин и дифенилцианарсин. Производство адамсита было налажено на Кинешемском химическом заводе имени М. В. Фрунзе (Ивановская область; в документах он проходит как адамситовый завод). В 1935 году мощность завода составляла 3 тысячи тонн в год, а в 1937 году И. Сталину доложили о желании увеличить ее до 10—12 тысяч тонн с перспективой роста до 17 тысяч тонн. Выпуск дифенилхлорарсина был связан с работой Дербеневского (Москва) и Щелковского (Московская область) заводов. По-видимому, в производственном смысле выпуск этих ОВ был не очень сложным.
Сырье для выпуска обоих продуктов не отнести к разряду особо дефицитных. И подход к выпуску этих веществ тоже был масштабный: только в России в войну адамсит выпускали 9 заводов, а дифенилхлорарсин и дифенилцианарсин — не менее 8.
Заметим, что отношение к мышьяксодержащим ОВ претерпело определенную эволюцию. Раньше их рассматривали как боевые ОВ раздражающего действия. Сегодня такого рода вещества перестали быть оружием химическим, даже в Конвенции по химическому разоружению они не упоминаются. Однако мышьяксодержащие соединения остались оружием экологическим, оружием против самих себя.

ФОСФОРНЫЕ ОВ
Документы 1989 года дают материал для очень серьезных размышлений. Например, в одном из документов Политбюро ЦК КПСС, со ссылкой на сообщения иностранной печати, говорится о возможной передаче технологий производства некоторых наших ОВ в ближневосточные страны. Скорее всего, речь идет о зарине. Это высокотоксичное фосфорное ОВ нервно-паралитического действия производили, как и зоман, в Волгограде на ПО "Химпром":
Сейчас эти фосфорные ОВ находятся, по официальным сообщениям, на пяти арсеналах, размещенных по всей России — в Кизнере (Удмуртия), Леонидовке (Пензенская обл.), Марадыковском (Кировская обл.), Почепе (Брянская обл.) и в Щучье (Курганская обл.). Вопрос о способах уничтожения ОВ пока совершенно не ясен. Во всяком случае, эти наши "богатства" отойдут в область истории не очень скоро.
В зарубежной печати последних десятилетий активно обсуждается проблема бинарного химического оружия, в основном применительно к фосфорным ОВ. Однако и мы не стояли в стороне. Еще осенью 1989 года на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Э. Шеварднадзе предлагал американцам на паритетных началах отказаться от разработок бинарных систем ОВ.
Создание бинарного оружия и даже многокомпонентного оружия — это серьезный технологический прорыв и серьезный виток в гонке за химической смертью. Исходные компоненты (прекурсоры) малотоксичны и удобны в хранении, а место синтеза высокотоксичного ОВ из этих компонентов переносится из реактора на промплощадке непосредственно в боеприпас. Момент синтеза — время полета в сторону вероятного противника. Строго говоря, таких бинарных пар может быть очень много.
Всего за несколько последних десятилетий у нас было наработано, по официальным и, скорее всего, заниженным данным, 12 тысяч тонн зарина и 5 тысяч тонн зомана. Эти фосфорные ОВ упакованы в различные боеприпасы — снаряды, авиабомбы (зарин) и выливные авиационные приборы (вязкий зоман).
В еще больших количествах (15,5 тысяч тонн) было произведено на ПО "Химпром" (Новочебоксарск, Чувашия) фосфорного ОВ, относящегося к так называемым V-газам. Кстати, наш и американский газы структурно различны, хотя по брутто-формуле совпадают.


ЯДЫ

Все есть яд,
и ничто не лишено ядовитости;
одна лишь доза делает яд незаметным.
Парацельс
Химия и жизнь № 7\1993.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
Со времен Древнего Рима умершим от отравления считался всякий, чье тело имело синевато-черный оттенок или было покрыто пятнами. Иногда считалось достаточным и того, что оно "плохо" пахло. Верили, что сердце отравленного не горит. Убийц-отравителей приравнивали к колдунам. В тайны яда пытались проникнуть многие.
Кто-то мечтал безнаказанно устранить соперника на пути к богатству и власти. Кто-то просто завидовал соседу. Верховные правители нередко держали тайные службы отравителей, изучавших действие ядов на рабах. Иногда сами владыки не гнушались участвовать в подобных исследованиях. Так, легендарный понтийский царь Митридат VI вместе со своим придворным врачом разрабатывал универсальное противоядие, экспериментируя на приговоренных к смерти узниках. Найденный ими антидот включал 54 составные части, в том числе опиум и высушенные органы ядовитых змей. Сам Митридат, как свидетельствуют древние источники, сумел выработать невосприимчивость к ядам и после поражения в войне с римлянами, пытаясь покончить с собой, так и не смог отравиться. Он бросился на меч, а его "Тайные мемуары", содержащие сведения о ядах и противоядиях, были вывезены в Рим и переведены на латинский язык. Так они стали достоянием других народов.
Не реже прибегали к умышленным отравлениям и на Востоке. Исполнителем злодеяния часто становилась одна из невольниц, у которой предварительно вырабатывали невосприимчивость к отраве. Достаточно много внимания ядам и противоядиям уделено в трудах Авиценны и его учеников.
История оставила свидетельства о выдающихся отравителях своего времени. Пожалуй, самая знаменитая из них — сицилийка Теоффания ди Адамо, бежавшая из Палермо в Неаполь и развернувшая там бурную деятельность. Она наладила сбыт безвкусного и бесцветного зелья, предположительно водного раствора белого мышьяка с добавлением трав. Пяти-шести капель "аква тофана" хватало, чтобы отправить неугодного на тот свет.
Арсенал отравителей дополняли растительные и животные яды, соединения сурьмы, ртути и фосфора. Но именно белому мышьяку была уготована особая роль короля ядов. Им так часто пользовались при разрешении династических споров, что за мышьяком закрепилось название "наследственный порошок". Особенно широко его применяли при французском дворе в XIV веке, среди итальянских князей эпохи Ренессанса и в папских кругах того времени — кошмарного времени, когда мало кто из зажиточных людей не боялся умереть от яда.
Вплоть до середины прошлого века отравители могли чувствовать себя в относительной безопасности. Если их и судили, то лишь на основании косвенных улик, а сам мышьяк оставался неуловимым.
В 1775 году шведский аптекарь Карл Шееле открыл пахнущий чесноком газ — мышьяковистый водород, или арсин. Спустя десять лет Самуэль Ганеман обработал соляной кислотой и сероводородом вытяжку из тканей человека, умершего от отравления мышьяком, и осадил яд в виде желтоватого осадка. С тех пор сероводород стал одним из главных реактивов для обнаружения металлических ядов. Но первая серьезная работа по токсикологии вышла в свет лишь в 1813 году во Франции. Ее автор Матье Орфилла стал первым судебным экспертом по ядам.
В 1833 году в Англии состоялся очередной процесс над отравителем. Обвинение проиграло, ибо судьи потребовали выделить из трупа чистый мышьяк: такие улики, как "желтый осадок" и сероводород, звучали для присяжных неубедительно. Химик британского Королевского арсенала Дж. Марш, привлеченный в качестве эксперта, воспринял решение суда как личную обиду и через три года разработал весьма чувствительный способ определения мышьяка, который вошел в учебники по аналитической и судебной химии под названием "пробы Марша".
Вслед за Шееле он обработал раствором кислоты пробу жидкости со следами мышьяка, но добавил в смесь еще и цинк. Образовавшийся при этом водород восстановил мышьяк из его соединений до арсина, а тот, в свою очередь, при сжигании разлагался. Металлический мышьяк оседал на поднесенной к пламени холодной фарфоровой чашке в виде черных пятнышек. В дальнейшем прибор Марша усовершенствовали, заметно повысив чувствительность метода. Череда безнаказанных убийств прервалась.
Одной из первых осужденных за отравление стала француженка Мари Лафарг, обвиненная в смерти своего мужа. Жарким сентябрьским днем 1840 года рота солдат окружила здание суда, где рассматривалось ее дело. Отбоя от любопытствующих не было. Экспертизу по методу Марша проводил сам Орфилла. Процесс длился шестнадцать дней и завершился приговором: "Виновна!".
Однако и после этого мышьяк пытался обмануть правосудие. В 1900 году в Манчестере произошло массовое отравление пивом. Экспертиза обнаружила в пиве мышьяк. Специальная следственная комиссия стала разбираться, как он туда попал, и пришла в ужас: мышьяк был и в искусственных дрожжах, и в солоде. Тут уж стало не до пива — мышьяк обнаружили в уксусе, в мармеладе, в хлебе и, наконец, в организме совершенно здоровых людей (примерно 0,0001 %).
Мышьяк оказался поистине вездесущим. Проба Марша позволяла обнаружить его даже в используемых для анализа кислоте и цинке, если их предварительно не очищали. Как можно было строить обвинение только на основании качественной пробы?
Бурное развитие физико-химических методов анализа позволило уже к середине прошлого века решить задачу количественного определения микроколичеств мышьяка. Теперь можно было надежно отличить фоновое, природное содержание мышьяка от отравляющих доз, которые были значительно выше.
Хорошей иллюстрацией современных методов анализа мышьяка стали исследования С. Форсхувуда, сумевшего спустя полтора века после смерти Наполеона Бонапарта не только подтвердить версию о его предполагаемом отравлении, но и назвать имя наиболее вероятного убийцы, соотечественника Наполеона — графа Монтоллона. Граф был одним из приближенных императора, которые согласились разделить с ним изгнание, и единственным человеком в его окружении, имевшим доступ в винный погреб. Опираясь на данные нейтронно-активационного анализа и кропотливо, по дням изучая развитие болезни Наполеона, описанной в мемуарах его современников, Форсхувуд пришел к выводу, что императора медленно отравляли точно рассчитанными дозами мышьяка. Хотя некоторые французские исследователи не разделяют эту точку зрения, нельзя не признать, что она обоснована достаточно убедительно, ибо для анализов использовали образцы волос императора, взятые разными людьми еще при его жизни.
Последнее обстоятельство, как выяснилось, может иметь решающее значение при криминалистической экспертизе. С некоторых пор возникло подозрение, что мышьяк с помощью микроорганизмов может либо накапливаться в останках при их разложении, либо переходить в окружающую среду.
Показательным в этом отношении стал один из самых запутанных и громких процессов нашего века, известный как "дело черной вдовы из Лудена". Он длился более десяти лет и показал, что не только обвинение, но и защита может апеллировать к достижениям химической науки. Мари Беснар обвиняли в отравлении мышьяком двенадцати человек. На первом слушании дела адвокат Готра без особых на то оснований предположил, что мышьяк мог попасть в исследуемые ткани умерших из-за небрежности экспертов, плохо вымывших лабораторную посуду. Задетый за живое эксперт-химик до того растерялся, что не сумел в зале суда отличить налет металлического мышьяка от похожего на него налета сурьмы.
На следующих слушаниях Готра обратил внимание суда на почвенные микроорганизмы из кладбищенской земли, которые могли привнести мышьяк в останки. По поручению следствия известные французские токсикологи, микробиологи и почвоведы провели дополнительные исследования. К экспертизе привлекли даже Фредерика Жолио-Кюри, который оценил результаты нейтронно-активационного метода количественного определения мышьяка. В итого эксперты сошлись в мнении, что четкой связи между содержанием мышьяка в почве и в захороненном в ней трупе не существует. Так, из водного раствора белого мышьяка концентрации 0,001 мг/л человеческие волосы могли накапливать яд до величины 50 мг/кг. И наоборот, в останках отравленной мышьяком собаки, пролежавших в земле два года, не обнаружили даже следов яда. Готра торжествовал: суд был вынужден оправдать "черную вдову" за отсутствием доказательств.
Кстати, попутно выяснилась такая деталь. Содержание мышьяка в почве некоторых парижских кладбищ оказалось повышенным, что, конечно, не было связано с особым пристрастием французов к отравлениям. Просто раньше на этих участках занимались земледелием и применяли мышьяксодержащие препараты для защиты растений от болезней и вредителей.
Сняв ужасный урожай смерти, мышьяк со второй половины прошлого столетия повернулся к человечеству совершенно иной стороной. Начиная с 1860-х годов во Франции получили распространение мышьяксодержащие стимуляторы. Однако подлинный переворот в представлениях об этом древнем яде произошел после работ Пауля Эрлиха, положивших начало синтетической химиотерапии. В результате были получены мышьяксодержащие препараты, эффективные при лечении многих заболеваний человека и животных.
Можно привести немало примеров, как яд превращался в лекарство. Например, сильно разбавленным боевым отравляющим веществом ипритом можно лечить чешуйчатый лишай. Производные кураре широко применяют в анестезиологии. Яд кобры при больших разбавлениях можно использовать как обезболивающее средство, причем действует он дольше, чем классический морфин, и не вырабатывает у пациента наркотической зависимости. Наконец, пчелиным ядом издавна лечат многие болезни. О его дозировке (один пчелиный укус — примерно 0,6 мг яда) позаботилась сама природа.
Давайте и мы поговорим о дозах. Двух десятков миллиграммов самого сильного яда — усиленного токсина бациллы О — достаточно для того, чтобы отравить все население земного шара. У белого мышьяка смертельная доза на много порядков выше. В чем же причина такого большого различия между ядами?
Прежде всего в механизме их действия. Один яд, попав в организм, ведет себя точно слон в посудной лавке, круша все подряд. Другие яды действуют тоньше, избирательнее, поражая определенную мишень, например нервную систему или узловые звенья обмена веществ. Такие яды, как правило, проявляют токсичность в значительно меньших концентрациях.
Наконец, нельзя не учитывать конкретные обстоятельства, связанные с отравлением. Сильно ядовитые соли синильной кислоты (цианиды) могут оказаться безвредными из-за своей склонности к гидролизу, начинающемуся уже во влажной атмосфере.
Образовавшаяся синильная кислота либо улетучивается, либо вступает в дальнейшие превращения.
Давно замечено, что при работе с цианидами полезно держать за щекой кусочек сахара. Секрет здесь в том, что сахара превращают цианиды в относительно безвредные циангидрины (оксинитрилы).
Вероятно, именно из-за неустойчивости цианидов не удалось отравить Григория Распутина. Покушавшиеся на него Ф. Юсупов и В. Пуришкевич пришли в мистический ужас, когда "великий старец" и не менее великий прохвост, проглотив лошадиную дозу цианистого калия с пирожным и вином, лишь рыгнул несколько раз и предложил ехать к цыганам.
Кстати, о лошадиной дозе. В отношении ядов это выражение имеет не только переносный смысл. Как известно, вредные вещества испытывают на токсичность На млекопитающих, как правило, на мышах, но можно и на лошадях. Показателем токсичности чаще всего служит летальная доза LD50 — количество вещества (в миллиграммах на килограмм веса подопытного животного), которое вызывает гибель животного в 50% опытов. Яды условно делят на чрезвычайно токсичные (LD50--15 мг/кг), высокотоксичные (LD50 = 15 — 150 мг/кг), умереннотоксичные (LD50=151 — 1500 мг/кг) и малотоксичные (LD50 -- 1500 мг/кг).
По-видимому, наиболее тонко ощущал количественную сторону действия веществ на организм основатель гомеопатии С. Ганеман. Он заметил, что небольшие дозы хинина вызывают у здорового человека признаки заболевания малярией. А поскольку, по мнению Ганемана, две аналогичные болезни не могут сосуществовать в одном организме, то одна из них непременно должна вытеснить другую. "Подобное следует лечить подобным",— учил Ганеман, используя для лечения подчас невероятно низкие концентрации лекарства. Сегодня такие воззрения могут показаться наивными, но они наполняются новым содержанием, если учесть известные токсикологам парадоксальные эффекты, когда по мере уменьшения концентрации действующего вещества сила токсического воздействия увеличивается.

Летальные дозы некоторых ядов
Белый мышьяк — 60,0
Цианистый натрий — 10,0
Мускарин (яд мухомора) — 1,1
Стрихнин — 0,5
Яд гремучей змеи — 0,2
Яд кобры — 0,075
Зарин (боевое ОВ) _ 0,015
Палитоксин (токсин морских кишечнополостных) — 0,00015
Нейротоксин ботулизма — 0,00003

Ядовитые животные, содержат в организме постоянно или периодически вещества, токсичные для особей других видов. Введённый даже в малых дозах в организм другого животного яд вызывает болезненные расстройства, а иногда — смерть. Всего существует около 5 тыс. видов яд. животн.: простейших — около 20, кишечнополостных — около 100, червей — около 70, членистоногих — около 4 тыс., моллюсков — около 90, иглокожих — около 25, рыб — около 500, земноводных — около 40, пресмыкающихся — около 100, млекопитающих — 3 вида.
В России — около 1500 видов.
Из ядовитых животных наиболее изучены змеи, скорпионы, пауки, жуки-нарывники и некоторые др.; наименее — земноводные, рыбы, моллюски и кишечнополостные. Из млекопитающих известны 3 вида: это два вида щелезубов Solenodontidae (Кубинский и Гаитянский). Ядовитый аппарат у них несколько напоминает змеиный: токсичная слюна производится подчелюстной слюнной железой; проток железы открывается у основания глубокой бороздки (щели) второго нижнего резца. Парадоксально, что щелезубы не имеют иммунитета к собственному яду и погибают даже от легких укусов, полученных во время драк между собой. Кроме того, существуют 3 вида ядовитых землероек: водяная кутора (neomys fodiens), бурозубка короткохвостая (Blarina brevicauda), южная короткохвостая бурозубка (Blarina carolinensis). В слюне кутор содержится парализующее вещество, вырабатываемое подчелюстной слюнной железой. Благодаря ему землеройка может делать запасы живых, но обездвиженных животных — укушенные ею беспозвоночные сохраняют неподвижность в течение 3—5 дней. Бурозубки убивают ддобычу своей слюной. Землеройки так же не являются имунными к яду, но между собой не дерутся). И щелезубы, и землеройки используют токсин, названный в честь бурозубок Бларина (BLTX), паралитический клликреиноподобный протеин. Еще ядовит утконос Ornithorhynchus anatinus. У самцов имеются роговые шпоры на задних лапах 1,2—1,5 см длиной. Каждая шпора связана протоком с бедренной железой, которая во время брачного сезона вырабатывает сложную смесь из ядов, дефензиноподобные протеины (DLP). Самцы используют шпоры во время брачных поединков. Яд утконоса может убить динго или иное некрупное животное. Для человека он в целом не смертелен, однако вызывает очень сильную боль и отек, который постепенно распространяется на всю конечность. Гипералгезия может длиться много дней или даже месяцев.
Одни из яд. животных имеют особые железы, вырабатывающие яд, другие содержат токсические вещества в тех или иных тканях тела. У части животных имеется ранящий аппарат (так называемые вооружённые яд. животн.), способствующий введению яда в тело врага или жертвы.
У простейших (например, инфузорий) это трихоцисты, у кишечнополостных (гидры, актинии, медузы) — стрекательные клетки, у «жгучих» гусениц — на теле одноклеточные кожные железы с колющими хрупкими волосками, у ряда членистоногих (скорпионов, пчёл, ос) — многоклеточные кожные железы, связанные с жалом, а у рыб — такие же железы, соединённые с шипами на плавниках (например, скорпеновые) и жаберных крышках (морские дракончики).
У многих животных (многоножки, пауки, некоторые двукрылые, клопы, а также змеи) ядовитые железы связаны с ротовыми органами, и яд вводится в тело жертвы при укусе или уколе. Вооружённым яд. животн. яд служит для защиты и для нападения. У яд. животных, имеющих ядовитые железы, но не имеющих специального аппарата для введения яда в тело жертвы, например у земноводных (саламандр, тритонов, жаб и др.), железы расположены в различных участках кожи; при раздражении животного яд выделяется на поверхность кожи и действует на слизистые оболочки хищника.
У яд. животных, не имеющих специальных ядовитых желёз, ядовитость вызвана свойствами тех или иных тканей. Она оказывает влияние только при поедании этих животных другими. Ядовиты могут быть половые железы (у некоторых жуков и кольчатых червей), а также икра ряда рыб (усачей, маринок), сыворотка крови (например, угря, мурены, скатов). Многие внутренние паразиты животных также являются яд. животн. Например, паразитические круглые черви анкилостомиды выделяют токсические вещества, растворяющие эритроциты.
Яд при поступлении в организм прежде всего оказывает местное действие, а по мере всасывания сказывается и общее его влияние на организм. В одних случаях местное действие очень сильное, а общее — слабое (ужаливание пчелы), в других — наоборот (укус кобры). Местное действие проявляется в отёке в области укуса, сильной боли, образовании пузырей, разрушении ткани (некроз) и пр.
Общее действие обычно сказывается на нервной системе, сердечно-сосудистой и др. и проявляется в параличе сердца, дыхательного центра, в воспалении почек, свёртывании крови и пр., что иногда приводит к смертельному исходу. Например, укус самки каракурта вызывает тяжёлую, местную и общую реакции; последняя проявляется в возбуждении, судорогах, частичном параличе и иногда кончается гибелью пострадавшего. Действие некоторых ядов буквально молниеносно.
Так, у гусеницы сразу наступает паралич, как только жало ядовитой осы аммофилы проколет узел нервной цепочки; мышь погибает через 3—4 сек после укуса гюрзы. Сила действия яда зависит от его природы, дозы, а также от пути его поступления в организм; яд, попавший в кровь, обычно действует гораздо быстрее, чем при попадании в ткани, бедные кровеносными сосудами (всасывание яда при этом происходит очень медленно).

Чувствительность разных животных к одному и тому же яду различна (одно и то же количество яда гремучей змеи смертельно для 24 собак, 60 лошадей, 600 кроликов, 800 крыс, 2000 мор. свинок, 300000 голубей). Степень отравления зависит также от величины тела животного и его возраста. Некоторые животные малочувствительны к тем или иным ядам, например свиньи — к яду гремучей змеи, ежи — к яду гадюки, грызуны, обитающие в пустынях, — к яду скорпионов.
Некоторые птицы (аисты, вороны, кондоры, птицы-секретари) поедают ядовитых змей; ядовитые змеи (например, лахезис) — других ядовитых змей (коралловую змею), неядовитая змея муссурана — ядовитых змей. Некоторые птицы могут поедать жгучих гусениц; куры — каракурта, а сам каракурт может поедать шпанских мушек, кантаридин которых для него не опасен. Т. о., не существует ядовитых животных, опасных для всех остальных животных; их ядовитость относительна. Человек и животные могут стать невосприимчивы к яду, который длительное время в небольших дозах вводился в их организм. Так, иногда пчеловоды становятся нечувствительны к яду пчёл. Малые дозы змеиного яда, пчелиного яда и некоторых других используются для лечебных целей.

Важно и то, как яд попадает в организм: перорально (через рот), подкожно, внутримышечно, внутривенно и так далее. Обычно пероральные дозы выше — они и приведены в таблице.
Пока токсикологи бились над способами обнаружения минеральных токсинов, растительные яды оставались как бы в тени. Хотя о смертоносных свойствах растений наверняка знали и питекантропы, но практически до прошлого века растительные яды не умели выделять в чистом виде. Правда, это не мешало ими пользоваться.
Вот как Платон описывал смерть своего учителя Сократа: "Когда Сократ увидел тюремного служителя, то спросил его: "Ну, милый друг, что я должен делать с этим кубком?" Тот ответил: "Ты должен только испить его, затем ходить взад и вперед до тех пор, пока у тебя не отяжелеют бедра, а потом лечь, и тогда уже яд будет продолжать свое действие". Сократ бодро и без злобы опорожнил кубок. Он ходил взад и вперед, а когда заметил, что бедра отяжелели, лег прямо на спину, как велел тюремный служитель. После этого служитель сильно сжал ему стопу и спросил, чувствует ли он что-нибудь при этом. Сократ ответил: "Нет". Служитель подавил сначала его колено, затем надавливал все выше и показал нам, что тело становится холодным и оцепенелым. После этого он прикоснулся к нему еще раз и сказал, что как только действие яда дойдет до сердца, то наступит смерть".
Как выяснилось в наше время, Платон достаточно точно описал действие одного из растительных ядов — кониина.
В древности еще шире применяли другое вещество растительного происхождения — опий, который добывали из коробочек мака. Но лишь в 1803 году немецкому аптекарю Ф.-В. Зертюрнеру удалось выделить его действующее начало — морфин. Позже из опия выделили другие его составляющие — кодеин, папаверин, наркотин и другие. Все они отличались, подобно морфину, ярко выраженным физиологическим действием.
В 1818 году из рвотного ореха выделили еще один яд-лекарство — стрихнин. Через два года французские химики П. Пельтье и Ж. Каванту получили хинин, а немец Ф. Рунге — кофеин. В 1831 этот список пополнили атропин, а вскоре в арсенале химиков и аптекарей появился кониин (на этот раз в чистом виде). Всего за короткое время было открыто около двух тысяч растительных ядов, позднее получивших название алкалоидов. В мировой флоре известно более 10 тыс. видов яд. растен, главным образом в тропиках и субтропиках, много их и в странах умеренного и холодного климатов; в РФ около 400 видов. яд. растен. встречаются среди грибов, хвощей, плаунов, папоротников, голосеменных и покрытосеменных растений. В странах умеренного климата наиболее широко они представлены в семействе лютиковых, маковых, молочайных, ластовневых, кутровых, паслёновых, норичниковых, ароидных. Многие растительные яды в небольших дозах — ценные лечебные средства (морфин, стрихнин, атропин, физостигмин и др.).
Основные действующие вещества яд. растен. — алкалоиды, гликозиды (в том числе сапонины), эфирные масла, органические кислоты и др. Они содержатся обычно во всех частях растений, но часто в неодинаковых количествах, и при общей токсичности всего растения одни части бывают более ядовиты, чем другие. Например, у веха ядовитого, видов аконита, чемерицы особенно ядовито корневище, у картофеля — цветки, болиголова — плоды, у софоры, куколя, гелиотропа — семена, у наперстянки — листья. Некоторые растительные яды накапливаются и образуются только в одном органе растения (например, гликозид амигдалин — в семенах горького миндаля, вишни, сливы). Бывает, что некоторые части яд. растен. неядовиты (например, клубни картофеля, кровелька семян тисса, семена мака снотворного).
Содержание ядовитых веществ в растениях зависит от условий произрастания и фазы развития растения. Как правило, яд. растен., растущие на Ю., накапливают действующих веществ больше, чем произрастающие на С. Одни растения более токсичны перед зацветанием, другие — в период цветения, третьи — при плодоношении. Наиболее ядовиты растения в свежем виде. При высушивании, отваривании, силосовании токсичность может снижаться, а иногда утрачивается совсем. Однако у большинства яд. растен. токсичность сохраняется и после переработки, поэтому примесь их в фураже нередко бывает источником сильных отравлений с.-х. животных (при силосовании трав с примесью чемерицы алкалоиды из последней выщелачиваются, пропитывают силосную массу и делают её ядовитой). Животные, как правило, не поедают яд. растен., однако при бескормице и весной после длительного стойлового содержания они с жадностью поедают свежую зелень, в том числе и яд. растен. (часты отравления животных, перевезённых в районы, где встречаются незнакомые для них яд. растен.).
Растений, обладающих абсолютной ядовитостью, в природе, по-видимому, не существует. Например, белладонна и дурман ядовиты для человека, но безвредны для грызунов, кур, дроздов и других птиц, морской лук, ядовитый для грызунов, безвреден для других животных, пиретрум ядовит для насекомых, но безвреден для позвоночных и т. д.
Обычно отравление яд. растен. происходит при попадании растений через рот, органы дыхания (при вдыхании пылевидных частиц яд. растен. или выделяемых ими летучих веществ), а также через кожу в результате соприкосновения с яд. растен., их соками. Отравления людей через дыхательные пути обычно относят к профессиональным; наблюдаются у сборщиков хмеля, столяров при работе с некоторыми видами древесины (например, древесиной бересклета), людей, имеющих дело с лекарств, растениями (например, с белладонной, секуринегой, лимонником и т. п.). Реже наблюдаются бытовые отравления летучими веществами, выделяемыми яд. растен. Большие букеты магнолий, лилий, черёмухи, мака, тубероз могут вызвать недомогание, головокружение, головную боль. Нередки отравления детей соблазнительными на вид ядовитыми плодами.
Отравление после поедания яд. растен. может проявиться через несколько минут, например после употребления хвои тисса, в других случаях — через несколько дней и даже недель. Некоторые яд. растен. (например, хвойник) могут быть ядовиты лишь при длительном их употреблении, т. к. действующие начала их в организме не разрушаются и не выводятся, а накапливаются. Большинство яд. растен. одновременно действуют на различные органы, однако какой-то орган или центр обычно бывает поражен сильнее.
По действию на организм животных различают яд. растен., вызывающие поражение: центральной нервной системы (виды аконита, безвременника, белены, болиголова, ветренницы, веха и др.), сердца (виды ландыша, наперстянки, обвойника и др.), печени (виды гелиотропа, крестовника, люпина и др.), одновременно органов дыхания и пищеварения (горчица полевая, желтушник левкойный, триходесма седая) и т. д.
В профилактике отравлений яд. растен. человека важное значение имеет санитарное просвещение населения; животных — уничтожение яд. растен. на пастбищах. Многие растительные яды в небольших (так называемых терапевтических) дозах применяются как лекарственные средства (например, сердечные гликозиды, получаемые из наперстянки и ландыша, атропин — из белены). Из некоторых яд. растен. получают инсектициды (например, пиретрум — 113 ромашки далматской).
Когда алкалоиды вырвались на свободу из лабораторий и клиник, мир вступил в полосу загадочных убийств и самоубийств. Растительные яды не оставляли следов. Прокурор Франции де Брое выступил в 1823 году с отчаянной речью: "Нам следовало бы предупредить убийц: не пользуйтесь мышьяком и другими металлическими ядами. Они оставляют следы. Используйте растительные яды! Травите своих отцов, своих матерей, травите своих родственников — и наследство будет вашим. Ничего не бойтесь! Вам не придется нести за это кару. Нет никакого состава преступления, потому что его невозможно установить".
Даже в середине XIX века врачи не могли с уверенностью сказать, какая доза морфия смертельна, какие симптомы сопровождают отравление растительными ядами. Сам Орфилла после нескольких лет безуспешных исследований в 1847 году вынужден был признать свое поражение перед ними.
Но не прошло и четырех лет, как Жан Стае, профессор химии Брюссельской военной школы, нашел решение проблемы. Догадка, сделавшая его знаменитым, пришла к профессору при расследовании убийства, совершенного с помощью никотина. Этот алкалоид выделяли из листьев табака и к тому времени уже хорошо знали. Достаточно всего нескольких десятков миллиграммов никотина, чтобы человек умер в считанные минуты. Жертва злодеяния, которое расследовал Жан Стае, получила дозу, намного превышающую смертельную, но преступник, испугавшись, попытался скрыть следы отравления с помощью винного уксуса. Эта случайность и помогла открыть метод извлечения алкалоидов из тканей организма.
Дело в том, что практически все растительные яды растворимы в воде и спирте. Жан Стае обработал исследуемый материал подкисленным раствором спирта, смесь профильтровал, нейтрализовал кислоту аммиаком и после экстракции эфиром выделил никотин в чистом виде. Преступника изобличили.
Однако было сделано лишь полдела, ибо выделенные методом Стаса алкалоиды необходимо было идентифицировать. Начался поиск качественных реакций. Появились реактивы Мекке, Марки, Фреде, Манделена, Пелларги и другие. Только морфин можно было опознать с помощью доброго десятка реакций.
Сначала алкалоиды идентифицировали, сопоставляя их температуры плавления и формы кристаллов со стандартными образцами. Позднее подоспели спектроскопические методы и рентгеноструктурный анализ. Но окончательно растительные яды капитулировали перед хроматографическими методами.
К достоинствам этих методов относится не только удивительная способность к разделению сложных многокомпонентных смесей, но и легкость количественного определения каждого из компонентов, даже если они содержатся в мизерных количествах. Достаточно наглядно иллюстрирует возможности современных методов анализа допинговый контроль у спортсменов. Запрещенные стимуляторы обнаруживают даже у тех атлетов, которые принимали их только в период тренировок.
Так что сегодня проблема заключается не в трудности обнаружения токсинов и стимуляторов. Эти трудности теперь вполне преодолимы, успех гарантирован всей мощью современных инструментальных методов анализа.

ФАКТОЛОГИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
Токсические вещества (химические вещества), способные при попадании в организм в достаточных дозах вызывать интоксикацию (отравление) или смерть. Яды могут попасть в организм через рот, легкие или кожу (путем чрескожного введения), либо абсорбироваться на коже при контакте с ней.
Классификация
Один из возможных способов классификации ядов основан на объединении их в группы по химическим и физическим признакам, например кислоты, щелочи, алкалоиды, промышленные растворители, неорганические соединения, органические соединения, ядовитые газы, ядовитые пищевые продукты. Кроме того, яды можно классифицировать по их физиологическому действию. Ряд химических веществ выступает в качестве ядов местного действия; в их числе: 1) едкие вещества, разрушающие ткани при непосредственном контакте (неорганические кислоты, едкие щелочи и фенол); 2) раздражающие вещества, в частности соединения мышьяка, свинца, ртути, цинка. Другую категорию составляют яды системного действия; они попадают в кровоток и воздействуют на сердце, почки, нервную систему и другие жизненно важные органы. К этому типу относятся цианиды, снотворные, производные опия и стрихнин.
Бытовые токсические вещества. Многие ядовитые химические вещества часто встречаются в быту и могут стать причиной отравления. Перечислим основные из них.
Антифризы: этиленгликоль, метиловый спирт.
Гербициды: 2,4-D, сульфамат аммония, соединения мышьяка, атразин, паракват.
Дезинфицирующие средства: растворы формальдегида, гипохлориты, соли аммония, фенолы.
Инсектициды: ДДТ, хлордан, линдан, паратион, никотин, фторид натрия, соединения таллия, дурсбан, пиретрин.
Краски: соединения свинца, красители, пигменты, масла, растворители.
Крысиные яды: нафтилтиокарбамид, варфарин, фосфид цинка, соединения мышьяка, свинца и таллия, фосфор (желтый или белый), стрихнин.
Лекарственные психотропные средства: барбитураты, антидепрессанты.
Минеральные пищевые добавки: препараты железа в таблетках.
Обезболивающие: производные опия, хлороформ.
Разбавители красок: скипидар, бензин, уайт-спирит.
Репелленты: пара-дихлорбензол, нафталин, камфора, смола кедра, диметилфталат.
Слабительные: сульфат магния, сульфат натрия (глауберова соль), фенолфталеин (пурген).
Средства огнетушения: четыреххлористый углерод, бромистый метил.
Средства для растирания: спирты, капсин и другие мази, содержащие метилсалицилат, ментол, горчичное масло.
Средства для ухода за волосами: спирты, сульфид бария, тиогликоляты, броматы, персульфаты, пербораты.
Средства для снятия красок: спирты, хлористый метилен, ацетон, бензол, метилэтилкетон, щелок (гидроксид натрия).
Фумиганты (препараты для окуривания): цианиды, сероуглерод, четыреххлористый углерод, хлорпикрин, бромистый метил, оксид этилена, пара-дихлорбензол.
Фунгициды: бордосская жидкость (смесь сульфата меди и гашеной извести), хлорфенолы (в т.ч. пентахлорфенол), дитиокарбаматы, ортоцид, креозот.
Чистящие средства: аммиак, щелок (гидроксид натрия), фосфат натрия и полифосфаты, бура, борная кислота и бораты, стиральная сода (карбонат натрия), щавелевая кислота, соляная кислота, четыреххлористый углерод, бензол, бензин-растворитель, уайт-спирит, отбеливатели типа гипохлорита натрия.
Другие токсические вещества, встречающиеся в быту. Среди них: алкалоиды (аконит, апоморфин, морфин, никотин, стрихнин); амилацетат; анилин; арника; арсин; аспирин и другие салицилаты; ацетальдегид; ацетилен и его соединения; белладонна; бензол; бериллий и его соединения; бром; бромистый этил; винилхлорид; гидрохинон; диметилсульфат; динитрофенол; диоксан; дихлорметиловый эфир; дым и газы, образующиеся при пожаре; иод; иодоформ; канализационный газ; кислоты (азотная, ледяная уксусная, плавиковая, серная, фосфорная); кротоновое масло; ксилол; кураре; метилформиат; никелевая пыль; нитраты и нитриты; нитробензол; нитроглицерин; озон; оксид кальция; оксиды азота; перекись водорода; пикриновая кислота; пиридин; пирокатехин; радиоактивные вещества; резорцинол; ртуть и ее соли; сернистый газ; сероводород; сероуглерод; соединения бария; соединения ванадия; соединения висмута; соединения кадмия; соединения селена; соединения сурьмы; соединения теллура; соединения цинка; соли калия; соли олова; соли серебра; сульфаниламидные препараты; тетралин; тетрахлорэтилен; толуидинтрихлорэтилен; толуол; трикрезилфосфат; углекислый газ; фенилендиамин; формальдегид; фосген; фосфин; хлор; хлоралгидрат; хлористый метил; хлористый этил; этилацетат; эфир.

ОТРАВЛЕНИЕ,
заболевание, обусловленное воздействием яда на организм; сопровождается нарушением постоянства внутренней среды организма и его функций. Различают острые и хронические отравления. Острые отравления обычно возникают непосредственно вслед за действием массивных доз яда и нередко сопровождаются нарушением функций жизненно важных органов.
Хронические отравления возникают в результате длительного воздействия яда в небольших дозах или концентрациях (например, свинцовое отравление наборщиков шрифта или отравл ртутью при изготовлении термометров): при этом происходит накопление в организме яда или последствий его влияния. По условиям возникновения выделяют бытовые, медикаментозные и профессиональные отравления. Один и тот же яд, например свинец, может быть причиной как профессиональных, так и бытовых отравлений (описаны случаи хронического свинцового отравления при употреблении варенья, хранившегося в глиняной посуде, глазурь которой содержала свинец и не подверглась обжигу, а вырождение римских патрициев приписывают водопроводу, сработанному рабами древнего Рима из свинцовых труб).
Частота того или иного вида отравл зависит от сезона, географического района, распространённости определённых лекарственных препаратов и многих других факторов. Так, на смену чрезвычайно распространённым в прошлом бытовым отравлениям прижигающими ядами пришли отравления снотворными, фосфорорганическими ядохимикатами, наркотиками. На производстве и в быту часто встречаются отравления окисью углерода.
Местные симптомы обусловлены непосредственно воздействием яда на кожу, дыхательные пути, слизистую оболочку желудка или тонкой кишки. Резорбтивные симптомы, вызванные всасыванием яда, многообразны, т. к. зависят от поражения печени, почек, крови, центральной и периферической нервной системы и др.
Лечение. Острые отравления часто сопровождаются опасными нарушениями дыхания, кровообращения, функций печени и требуют самых экстренных лечебных мероприятий, которые должны начинаться ещё до прихода врача. Необходимы промывание желудка, вызывание рвоты, слабительное, клизма для быстрейшего удаления невсосавшегося яда; при остановке дыхания или сердечной деятельности должны применяться искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. В стационарных условиях пользуются методами т. н. форсированного диуреза для быстрейшего выделения циркулирующего в крови яда, а при некоторых отравлениях — аппаратом «искусственная почка». Важна профилактика отравлений — как профессиональных (соблюдение гигиены труда на производстве, периодические медицинские осмотры), так и бытовых (хранение лекарств и сильнодействующих средств в местах, недоступных детям, наблюдение за исправностью дымоходов, газовых колонок, плит и т. д.).

Случайные отравления и самоубийства
Главными источниками случайных отравлений со смертельным исходом служат этиловый (винный) спирт, наркотики (героин и кокаин), барбитураты, свинец, метиловый (древесный) спирт и четыреххлористый углерод. При самоубийствах чаще всего отравляются барбитуратами, бытовым газом, выхлопными газами и цианидом. Дети до шести лет часто отравляются и погибают, принимая препараты железа за конфеты.
Следует особо упомянуть промышленные растворители и опасные химикалии. Они могут вызывать не только острое отравление при случайном приеме внутрь; представляет опасность и продолжительный контакт с их парами, аэрозолями и распылителями. В тех случаях, когда эти вещества накапливаются в организме быстрее, чем выводятся из него, контакт с ними приводит к хроническим отравлениям; пример тому – отравление свинцом. Как правило, тяжесть отравления, вызванного вдыханием токсического вещества, зависит от его концентрации и длительности вдыхания. Так, один и тот же эффект может быть вызван и за короткий промежуток времени, если концентрация вещества велика, и при продолжительном контакте, если его концентрация мала. В частности, организм отравляется примерно одинаково за 2 часа при концентрации яда 50 частей на миллион и за 1 час при вдвое большей концентрации.
Симптомы отравления
Определить яд только по симптомам чрезвычайно трудно. Перитонит и острое несварение желудка похожи на отравление кислотами и соединениями металлов; апоплексия, эпилепсия и кровоизлияние в мозг – на отравление наркотиками; симптомы сотрясения мозга – на опьянение. Снотворные и алкалоиды часто вызывают расширение или, наоборот, сужение зрачков. По запаху выдыхаемого воздуха можно определить отравление аммиаком, уксусной кислотой и цианидом (запах горького миндаля). Синюшность кожи (цианоз), появляющаяся при поверхностном дыхании, указывает на яды с разъедающим действием, соединения свинца или ядовитые пищевые продукты. Повреждение ротовой полости и тканей желудка, сопровождающееся рвотой с кровью и слизью, вызывается отравлением сильными кислотами и щелочами. Головокружение, рвота и понос предполагают воздействие раздражителей желудочно-кишечного тракта, отравление пищевыми продуктами или соединениями металлов типа свинца, мышьяка и меди. Аконит, мышьяк и свинец вызывают паралич.
Лечение
В случае отравления следует немедленно вызвать врача и предоставить ему всю имеющуюся информацию.
Яды, попавшие внутрь через рот. Кроме случаев, перечисленных ниже, при отравлении не едкими ядами следует сначала выпить примерно литр (для взрослых) или пол-литра (для детей до пяти лет) молока, а затем вызвать рвоту. Для этого нужно на заднюю стенку гортани надавить пальцем или тупым концом ложки либо принять рвотное средство, например настойку рвотного корня или теплую воду с солью. Голову при этом опускают ниже бедер, чтобы избежать попадания рвоты в легкие.
Рвоту не следует вызывать в тех случаях, когда больной находится в коме или без сознания, а также когда причиной отравления послужили принятые внутрь продукты нефтеперегонки (керосин или более легкие, бензиновые, фракции) или едкие вещества. Если больной, выпивший кислоту, еще может глотать, ему следует дать литр (для взрослого) или пол-литра (для ребенка до пяти лет) воды или молока; можно также дать воду с суспензией магнезии (1 столовая ложка на стакан воды). При отравлении щелочью нужно выпить литр (для взрослого) или пол-литра (для ребенка до пяти лет) воды, молока, фруктового сока или уксуса. В случае необходимости врач может сделать промывание желудка через зонд, назначить активированный уголь, слабительное или антидот (противоядие).
Антидоты – это химические вещества, нейтрализующие действие яда в организме; их часто назначают наряду с рвотным средством и промыванием желудка. Антидоты часто сами ядовиты и потому потенциально опасны.
После того как яд в основном удален из организма, больному дают снимающие раздражение, обволакивающие средства для смягчения воспаленных и поврежденных тканей – молоко, яичный белок, мучной клейстер, пшеничный отвар или овсянку. Больным с внутренними кровоизлияниями или травмами головы нельзя давать средств, стимулирующих нервную систему или сердечную деятельность; иногда для облегчения боли можно применять успокоительные средства.
Яды, попавшие в организм при вдыхании. Пострадавшего следует немедленно перенести на свежий воздух, не позволяя ему ходить, и сразу вызвать врача. Одежду нужно ослабить, при необходимости сделать искусственное дыхание, обеспечить тепло и покой. Если начнутся конвульсии, перенести больного на кровать в затемненную комнату, избегать шума и резких звуков. Ни в коем случае не давать спиртного.
Попадание на кожу. Кожу промыть большим количеством воды, снимая одежду по возможности под струей воды; затем с помощью воды тщательно очистить кожу.
Попадание в глаза. Глаза немедленно промыть под слабой струей воды, приоткрывая веки. Продолжать промывание до прибытия врача. Не использовать никаких химических веществ!
Химические ожоги. Поврежденный участок промыть большим количеством воды, а затем прикрыть чистым свободно прилегающим куском ткани. Эта рекомендация не относится к ожогам, полученным при контакте с фосфором. Не применять никаких мазей и масел. До прибытия врача больной должен находиться в тепле и покое, лежа вниз лицом.
Ожоги от фосфора не промывать, а накрыть тканью, смоченной 2%-ным раствором сульфата меди.
Попадание под кожу. При укусе змеи, скорпиона или другого ядовитого животного больного уложить и быстро доставить в больницу или к врачу; не позволять ему передвигаться самостоятельно.
Профилактика отравлений
Медицина рекомендует семь правил профилактики: 1) все лекарства, яды и опасные химические вещества держать в местах, недоступных для детей; 2) не помещать ядовитые вещества рядом с пищевыми продуктами; 3) хранить их в заводских упаковках, не перемещая в другие упаковки без надлежащей маркировки; 4) просроченные лекарства уничтожать, следя за тем, чтобы они не оказались в местах, доступных для детей и домашних животных; 5) всегда называть ароматизированные и окрашенные таблетки (например, ароматизированный аспирин) лекарствами, а не конфетами; 6) не принимать лекарства в темноте; 7) читать все этикетки на товарах бытовой химии.

НЕОТЛОЖНАЯ ПОМОЩЬ

Эффективная помощь при острых отравлениях может быть обеспечена только при сочетанном проведении следующих мероприятий: ускоренного выведения из организма токсического вещества, вызвавшего отравление (экстренная детоксикация); обезвреживания яда с использованием противоядий (специфическая, антидотная терапия); симптоматической терапии, направленной в первую очередь на поддержание функции той системы или органа, которая преимущественно поражается конкретным токсическим веществом в связи с его избирательной токсичностью.
Па месте происшествия необходимо выяснить причину отравления, т. е. определить характер токсического вещества, установить время, в которое произошло отравление, количество и путь поступления яда в организм.
К полученным сведениям следует, однако, относиться с осторожностью, учитывая возможность того, что они могут быть случайно или преднамеренно искажены.

ЭКСТРЕННАЯ ДЕТОКСИКАЦИЯ
Промывание желудка через зонд является наиболее доступным методом удаления токсических веществ из организма при попадании их внутрь. Оно показано всем больным с таким отравлением независимо от их состояния и времени, прошедшего момента приема токсического вещества, а также его дозы (больные мщу г не знать дозы или сознательно скрывать ее). При отравлении прижигающими жидкостями, даже при наличии признаков кровотечения (кровавая рвота, примесь крови в промывных водах), промывание желудка также является обязательным, но при этом следует обильно смазать зонд вазелиновым маслом и ввести подкожно 1 мл 1% раствора морфина или 1 мл 2% раствора промедола. При отравлении кислотами недопустимо с целью их нейтрализации вводить в желудок раствор щелочи или гидрокарбоната натрия.
Коматозное состояние не является абсолютным противопоказанием к промыванию желудка для среднего медицинского персонала при умении интубировать трахею. Промывание желудка при коматозном состоянии без интубации допустимо только при отравлениях такими высокотоксичными веществами, как дихлорэтан, фосфорорганические соединения. Промывание должно производиться с предварительным введением роторасширителя и наложением языкодержателя для предотвращения- западения языка. Из полости рта тампоном удаляют слизь, рвотные массы, снимают зубные протезы. Промывание проводят в положении больного лежа на боку.
Больным в коматозном состоянии при отсутствии кашлевого и ларингеального рефлексов с целью предотвращения аспирации промывание желудка производят после предварительной интубации трахеи трубкой с раздувной манжетой.
При сохраненном сознании промывать желудок можно в положении больного сидя.
Для промывания желудка используют в среднем 15—20 л воды комнатной температуры, промывают до появления чистых промывных вод. Зонд, смазанный вазелиновым или растительным маслом, вводят по задней стенке глотки. Наполненную водой воронку зонда (объемом около 300 мл) поднимают на 25—30 см выше головы больного. В тот момент, когда уровень воды достигает горлышка воронки, последнюю опускают на 25—30 см ниже уровня лица больного и опрокидывают. Если после этого жидкость обратно не вытекает, это свидетельствует о том, что конец зонда находится в желудке над уровнем жидкости (зонд не введен на нужную глубину) или произошел перегиб зонда (зонд введен очень глубоко и перегнувшийся его конец находится над уровнем жидкости или забит желудочным содержимым). В этих случаях нужно изменить положение зонда в желудке или промыть его водой с помощью шприца Жане. Первую порцию промывных вод собирают для лабораторного исследования.
После промывания в желудок следует ввести слабительное средство— 100—150 мл 30% раствора сульфата магния (не вводить при отравлениях прижигающими жидкостями!).
Опорожнение кишечника показано при всех видах нейтральных отравлений. Тщательное освобождение толстого кишечника от токсического вещества производят с помощью высоких сифонных клизм или желудочно-кишечного диализа. Освобождение тонкого кишечника можно осуществить путем его промывания специальным двухходовым зондом.
Адсорбция яда. Выраженной способностью поглощать токсические вещества обладает активированный уголь (карболен), который в виде жидкой водной кашицы в количестве 2—3 столовых ложек вводят через зонд в желудок, перед его промыванием. Наиболее эффективно введение активированного угля при отравлениях растительными ядами, алкалоидами.
Форсированный диурез — эффективный и доступный метод детоксикации организма при различных отравлениях, включающий водную нагрузку, введение осмотических диуретиков (мочевины, маннитола) или салуретиков (лазикса, фуросемида) и заместительную инфузию электролитов.
Водная нагрузка: подкожное или внутривенное введение изотонического (0,9%) раствора натрия хлорида или 5% раствора глюкозы в количестве 3—5 л.
Введение диуретиков: 30% раствор мочевины или 15% раствор маннитола вводят в вену струйно в течение 10—15 мин в количестве 1—2 г на 1 кг массы тела больного; фуросемид (лазикс) — в вену в дозе 80—200 мг (8—20 мл 1% раствора).
Инфузию растворов электролитов (4,5 г хлорида калия, 6 г хлорида натрия и 10 г глюкозы на 1 л раствора) начинают по окончании введения диуретика. Скорость внутривенного введения растворов должна соответствовать скорости диуреза — не менее 800—1200 мл/ч. При необходимости данный цикл повторяют через 4—5 ч вплоть до полного удаления токсического вещества из крови. Если больной в сознании, показано дополнительное обильное питье.
При проведении форсированного диуреза необходимо тщательно измерять и регистрировать количество и состав вводимой жидкости, диуретических препаратов и количество выделяемой мочи, а также исследовать в динамике содержание электролитов (калий, натрий, кальций) в крови.
Метод показан при отравлениях, при которых выведение токсических веществ осуществляется преимущественно почками (барбитураты, салицилаты, алкалоиды и др.).
Противопоказания к проведению форсированного диуреза: коллапс, анурия, наличие в анамнезе хронической почечной недостаточности, нарушения кровообращения II —III стадии.
Ощелачивание крови в сочетании с водной нагрузкой следует использовать при лечении острых отравлений барбитуратами, салицилатами и другими химическими препаратами, растворы которых имеют кислую реакцию (рН ниже 7,0), а также при отравлениях гемолитическими ядами. Внутривенно капельно вводят от 500 до 1500 мл 4% раствора гидрокарбоната натрия в сутки под контролем кислотно-щелочного баланса для поддержания постоянной щелочной реакции мочи (рН более 8,0).
Методы активной детоксикации, перечисленные ниже, могут использоваться только в специализированных стационарах.
Гемодиализ с использованием аппарата «искусственная почка» эффективна при отравлениях токсическими веществами, которые способны проникать через полупроницаемую мембрану диализатора. Его применяют и первые часы после отравления барбитуратами, салицилатами, бромидами, метиловым спиртом, этиленгликолем, соединениями тяжелых металлов и мышьяка, дихлорэтаном, хинином, пахикарпином и др.
По скорости очищения крови от ядов (клиренсу) гемодиализ в 5—6 раз превосходит метод форсированного диуреза.
Противопоказания к проведению гемодиализа: декомпенсированный экзотоксический шок, острая сердечно-сосудистая недостаточность.
Гемосорбция — перфузия крови больного через специальную колонку (детоксикатор) с активированным углем или другим поглощающим веществом (сорбентом). Метод эффективен при отравлениях как диализирующимися, так и недиализирующимися токсическими агентами. Скорость очищения крови (клиренс) при гемосорбции в 5—6 раз выше, чем при гемодиализе. Противопоказания: декомпенсированный токсический шок.
Перитонеальный диализ показан при отравлениях веществами, способными депонироваться в жировой ткани или прочно связываться с белками плазмы. Наиболее часто его применяют при отравлениях снотворными средствами небарбитурового ряда, транквилизаторами, дихлорэтаном. Преимуществом метода является возможность его применения при возникновении острой сердечнососудистой недостаточности.
Противопоказания: спаечный процесс в брюшной полости, большие сроки беременности.
Обменное замещение крови пациента кровью донора показано при отравлениях веществами, вызывающими токсическое поражение крови (образование метгемоглобина, нарастающий массивный гемолиз): анилином, нитробензолом, нитратами, мышьяковистым водородом.
Противопоказания: декомпенсированный экзотоксический шок, тромбофлебит глубоких вен конечностей.
Специфическая антидотная терапия (введение антидотов, или противоядий) эффективна только в ранней стадии острых отравлении и может использоваться при условии достоверного клинико-лабораторного определения вида интоксикации. Наиболее часто применяемые антидоты и средства специфической терапии приведены в таблице.

Антидотная и специфическая терапия при некоторых отравлениях

Ядовитое веществоАнтидот (противоядие)
Анилин и другие метгемоглобинобразующие яды (нитросоединения)Метиленовый синий I 2 мл % раствора на 1 кг массы тола внутривенно с глюкозой (или хромосмон). Аскорбиновая кислота 30 мл 5% раствора внутритривенно
Антикоагулянты: гепарин (1 мг=130 ЕД), дикумарин и др.Протамина сульфат — 5 мл 1% раствора внутривенно; гепарин — 5—10 мл 1% раствора внутривенно; аминокапроновая кислота, антигемофильная плазма внутривенно (по одной стандартной дозе)
АтропинПилокарпин 1 мл 1% раствора; прозерин (эзерин) — 1 мл 0,05% раствора подкожно
Диплации, листенонПрозерин — 1 мл 0,05% раствора подкожно
Металлы тяжелые (ртуть свинец, железо, медь и др.) мышьякУнитиол — 10 мл 5% раствора внутривенно; тиосульфат натрия — 100 мл 30% раствора внутривенно
МорфинНалорфин (анторфин), 3—5 мл 0,5% раствора внутривенно
ПилокарпинАтропин 1 мл 0,1% раствора подкожно
Синильная кислота и цианидыАмилнитрит — вдыхать; хромосмон — 20 мл внутривенно или нитрит натрия; тиосульфат натрия — 50 мл 30% раствора внутривенно
Спирт метиловый (метанол)Этиловый спирт — 10 мл 30% раствора внутрь или 5% раствора в вену капельно (1 мл на 1 кг массы тела в сутки)
Мышьяковистый водород (арсин)Унитиол — 5 мл 5% раствора внутривенно или внутримышечно
Змеиный ядСпецифическая противозмеиная сыворотка внутривенно или подкожно
Фосфорорганические инсектициды (хлорофос, карбофос, тиофос, метафос, дихлофос)Атропин — 1 2 мл 0,1% раствора подкожно или внутривенно до исчезновения миоза, возникновения тахикардии до 100 ударов в 1 мин; дипироксим — 1—2 мл подкожно или диэтиксим — 3—5 мл 10% раствора внутримышечно
Кардиотоксические веществ; (препараты наперстянки, обзидан, амитриптилин и др.)Унитиол — 5—10 мл 5% раствора внутривенно или внутримышечно 2—3 раза в сутки; витамин Г. (а-токоферол — 30% масляный раствор) по 60 мг внутримышечно 2—3 раза в сутки; дексамегазон — 250—750 мг внутривенно или внутримышечно повторно в течение суток. Прозерин (эзерин) — 1 мл 0,05% раствора подкожно (при отравлении трициклическими антидепрессантами — амитриптилином и др.)
Окись углеродаНепрерывная ингаляция кислорода в течение нескольких часов

При ннгаляционных отравлениях пострадавшего следует вынести из пораженной атмосферы в хорошо проветриваемое помещение. Персонал, оказывающий помощь в загазованной атмосфере, должен использовать средства защиты (изолирующий противогаз). При отравлениях нысокотоксичными химическими соединениями целесообразно также снять с пострадавшего верхнюю одежду, на которой может адсорбироваться ядовитое вещество. При попадании токсических веществ на кожу необходимо обмывание кожных покровов проточной водой:
При укусах змей, подкожном или внутримышечном введении токсических доз лекарственных средств местно применяют холод (на 6—8 ч); показаны циркулярные новокаиновые блокады конечности выше места попадания яда. В течение первых 20—30 мин после инъекции показано введение в место инъекции адреналина (0,3—0,5 мл 0,1% раствора) с новокаином (2—3 мл 0,5% раствора), отсасывание яда ртом из ранки опасно при наличии ранок во рту у самого спасателя.

На главную cтраницу



Hosted by uCoz